Menu ☰

Twenty-Five Scientists Urge Russian Government to End Permits for Live Orca Captures

| Mark J. Palmer
Topics: belugas, Captivity Industry, Dolphin and Whale Trade, Orcas

Twenty-five scientists, all renowned marine mammal experts, have sent a joint letter to the government of Russia, urging that they cease issuing capture and export permits for live orcas.  The text of the letter follows in Russian and English.

                                

ENGLISH VERSION:

 

12 November 2018

Mr. A.L. Strelnikov

Russian Federal Service for Overseeing Natural Resources

Far Eastern Federal District

Dear Mr. Strelnikov:

    We understand your agency is preparing an environmental assessment for the capture of free-ranging orcas in the Sea of Okhotsk. It appears that the orcas are to be sold overseas to marine parks for entertainment purposes.

    We are a group of marine mammal biologists and we wish to convey our concerns to you about capturing free-ranging orcas for the purpose of captive display.

Capture Techniques for Free-Ranging Orcas Are Highly Stressful and Can Lead to Injuries and Deaths

    The process of chasing down orcas, using nets to corral them, separating animals from their pod mates, and lifting them out of the water, are all highly stressful to orcas. Sedation for orcas and other cetaceans is highly risky, as they can stop breathing under the influence of such drugs. Orcas and other free-ranging cetaceans can be injured by these capture techniques, and can in turn die due to capture myopathy or injuries.

    It is our understanding that any animals that are injured but escape capture or any that are killed are not included in the quota. These unaccounted deaths increase the risk posed by these captures to the overall orca population.

Removal of Only a Few Orcas Can Have Long-term Population Impacts

    We understand the total allowable catch (TAC) for free-ranging orcas in the Sea of Okhotsk was 13 in 2018. Orcas tend to live in relatively small populations globally (Ford, 2009) and therefore, even such a small number of animals can represent a large proportion of a population. Such removals annually over time, as is contemplated by this environmental assessment, can lead to long-term declines in populations. In the case of resident orca populations in the Salish Sea, according to the US National Marine Fisheries Service, “Scientists estimate the minimum historical population size of Southern Residents in the eastern North Pacific was about 140 animals. Following a live-capture fishery in the 1960s for use in marine mammal parks, 71 animals remained in 1974.” The current population is only 74.

    Russian scientists have determined that there are two separate and distinct ecotypes of orcas in the Sea of Okhotsk that should be considered reproductively isolated (Filatova et al., 2014). The TAC does not take population structure into account.

Captures Can Affect the Entire Pod, Not Just the Few That Are Captured

    Orcas are highly social animals and have strong bonds between the individuals in a pod. Orcas and other cetaceans have been witnessed holding up dead pod mates, swimming with them for days. Removal of members of the pod thus can have ramifications for the entire pod, not just the captured individuals. For example, removing individuals during a capture can have an effect on success in feeding of those left behind.

    Orca social networks have been shown to be vulnerable to targeted removals, especially when younger females are removed (Williams and Lusseau, 2006); yet they are often the age and sex class that the captivity industry requests.

    These potential impacts on pods are important when considering the overall impact of removing even “small” numbers of free-ranging orcas from a population for captive display.
 

    We respectfully request that you consider our concerns and that no TAC be issued for future live captures of orcas in Russian waters.

 

Sincerely,

 

Robin W. Baird, PhD, Cascadia Research Collective, USA

Giovanni Bearzi, PhD, Dolphin Biology and Conservation, Italy

Maddalena Bearzi, PhD, Ocean Conservation Society, USA

Leslie Cornick, PhD, Eastern Washington University, USA

Alexandros Frantzis, PhD, Pelagos Cetacean Research Institute, Greece

Silvia Frey, PhD, OceanCare, Switzerland

Toni Frohoff, PhD, Terramar Research, USA

Deborah A. Giles, PhD, University of Washington, USA

Erich Hoyt, Whale and Dolphin Conservation, UK

Samuel Hung, PhD, Hong Kong Dolphin Conservation Society, Hong Kong

John Jett, PhD, Stetson University, USA

David Lavigne, PhD, Dr philos, Independent Marine Mammal Biologist, Canada

Janet Mann, PhD, Georgetown University, USA

Lori Marino, PhD, Kimmela Center for Animal Advocacy, USA

Giuseppe Notarbartolo di Sciara, PhD, Tethys Research Institute, Italy

ECM Parsons, PhD, University of Glasgow, UK

Heather Rally, DVM, PETA Foundation, USA

Diana Reiss, PhD, Hunter College, City University of New York, USA

Naomi A. Rose, PhD, Animal Welfare Institute, USA

Paul Spong, PhD, Orcalab/Pacific Orca Society, Canada

Helena K. Symonds, Orcalab/Pacific Orca Society, Canada

Ingrid N. Visser, PhD, Orca Research Trust, New Zealand

Lindy Weilgart, PhD, Dalhousie University, Canada

Thomas I. White, PhD, Oxford Centre for Animal Ethics, UK

Hal Whitehead, PhD, Dalhousie University, Canada

References:

Filatova, O.A., E. A. Borisova, O. V. Shpak, I. G. Meschersky, A. V. Tiunov,
 A. A. Goncharov, I. D. Fedutin, and A. M. Burdin (2014). Reproductively isolated ecotypes of killer whales Orcinus orca in the seas of the Russian Far East. Zoologicheskii Zhurnal 93: 1345-1353.

Ford, J.K.B. (2009). Killer whales. In: Encyclopedia of Marine Mammals (W.F. Perrin, B. Wursig, and J.G.M. Thewissen, eds.). Academic Press, New York, pp. 669-676.

Williams, R. and D. Lusseau (2006). A killer whale social network is vulnerable to targeted removals. Biology Letters 2: 497-500.

 

 

И.О. начальника

Департамента Росприроднадзор

по Дальневосточному федеральному округу

Стрельникову А.Л.


 

12 ноября 2018г.

Тема: О проведении Государственной Экологической Экспертизы на ОДУ на косаток

Уважаемый Александр Леонидович!


Как нам стало известно, департамент Росприроднадзор по Дальневосточному федеральному округу  в настоящее время проводит государственную экологическую экспертизу материалов обоснования общих допустимых уловов (ОДУ) водных биологических ресурсов (ВБР) во внутренних водах Российской Федерации, в том числе во внутренних морских водах Российской Федерации, а также в территориальном море Российской Федерации, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне на 2019г., в частности в отношении ОДУ косаток на подведомственных Департаменту акваториях. Косатки предназначаются для продажи в зарубежные океанариумы для использования в представлениях.

Мы, группа биологов, специалистов по морским млекопитающим, хотели бы донести до Вас наши опасения  касательно живоотлова диких косаток для содержания в неволе.

Методы отлова диких косаток вызывают у них сильный стресс и могут вести к травмам и гибели животных.

Процесс преследования косаток во время отлова, использование сетей для удержания их на месте,  отделения от семейной группы и подъем из воды вызывают у косаток сильнейший уровень стресса. Применение седативных препаратов для косаток и других китообразных является крайне опасным, поскольку у этих животных подобные препараты вызывают остановку дыхания. В процессе отлова косатки и другие дикие китообразные могут получить травмы и погибнуть от них или миопатии, вызванной отловом.

Насколько нам известно, любые животные, погибшие в ходе отлова или травмированные в процессе отлова, но избежавшие поимки (могут погибнуть из-за травм в дальнейшем) не учитываются как пойманные. Эта неучтенная гибель животных может представлять опасность для популяции косаток.

    Изъятие всего нескольких косаток из популяции может иметь негативные долгосрочные последствия

ОДУ на косаток в 2018г. в Охотском море составило 13 особей. Во всем мире популяции косаток малочисленны (Ford, 2009) и, поэтому, даже небольшое число животных может составлять значительную часть популяции. Подобные ежегодные изъятия в течение продолжительного времени, как предполагается материалами ОДУ, представленными на госэкспертизу, могут привести к долгосрочному снижению численности косаток. Так, в случае с популяциями резидентных косаток моря Селиш, согласно отчету Национальной службы морского рыболовства США: «По оценкам ученых исторический минимальный размер популяции «Южных Резидентов» в свеверо-восточной части Тихого океана составлял около 140 особей. После многолетних живоотловов для океанариумов, продолжавшихся в 60-е годы, к 1974г. в популяции осталась 71 косатка». В настоящее время численность этой популяции 74 особи.

Российские ученые выяснили, что в Охотском море обитают две ярко выраженные и обособленные популяции косаток. Которые должны рассматриваться как изолированные репродуктивные единицы (Филатова и др., 2014).

Отловы могут негативно повлиять на всю семейную группу, а не только на отловленных животных

Косатки высоко социальные животные и имеют сильные долгосрочные связи внутри семейной группы. Неоднократно наблюдали, как косатки и другие китообразные, поддерживали своих мертвых соплеменников на поверхности и плавали с ними в течение многих дней. У косаток доказано существование языка и его диалектов. Изъятие членов семейной группы может иметь последствия для всей группы, а не только для отловленных особей. Так например вылов нескольких особей может повлиять на эффективность охоты дельфинов, оставшихся на свободе.

Было показано, что сообщества косаток могут страдать от целевого изъятия, особенно если изымают молодых самок, которые составляют так называемое «репродуктивное ядро» популяции (Williams and Lusseau, 2006); тем не менее именно последние представляют наибольший интерес для индустрии развлечений.

Эти возможные негативные последствия для семейных групп важны  при рассмотрении общего влияния изъятия даже «небольшого» числа диких косаток из природных популяций для зрелищных представлений в неволе.

Мы с глубоким уважением просим Вас принять во внимание наши доводы и не выдавать положительное заключение ГЭЭ на ОДУ косаток в Российских водах.

С уважением,

1-Робин Бэрд, PhD (к.б.н.), Cascadia Research Collective, США

2-Джованни Беарзи, PhD, Dolphin Biology and Conservation, Италия

3-Маддалена Беарзи, PhD, Ocean Conservation Society, США

4-Лесли Корник, PhD, Eastern Washington University, США

5-Александрос Франциз, PhD, Pelagos Cetacean Research Institute, Греция

6-Силвия Фрей, PhD, OceanCare, Швейцария

7-Тони Фрохофф, PhD, Terramar Research, США

8-Дебора Джайлс, PhD, University of Washington, США

9-Эрик Хойт, Whale and Dolphin Conservation, Великобритания

10-Самуел Хунг, PhD, Hong Kong Dolphin Conservation Society, Гонконг

11-Джон Джетт, PhD, Stetson University, США

12-Давид Лавин, PhD, Эксперт по морским млекопитающим, Канада

13-Джанет Манн, PhD, Georgetown University, США

14-Лори Марино, PhD, Эксперт по неврологии морских млекопитающих,

Emory University, США

15-Джиусеппи Нотарбартало ди Скиара, PhD, Tethys Research Institute, Италия

16-ЭСМ Парсонс, PhD, University of Glasgow, Великобритания

17-Хэфер Ралли, Доктор ветеринарной медицины, PETA Foundation, США

18-Диана Рейс, PhD, Hunter College, City University of New York, США

19-Наоми А. Роуз, PhD, Animal Welfare Institute, США

20-Паул Спонг, PhD, Orcalab/Pacific Orca Society, Канада

21-Галина Саймондс, Orcalab/Pacific Orca Society, Канада

22-Ингрид Н. Виссер, PhD, Orca Research Trust, Новая Зеландия

23-Линди Вейлгарт, PhD, Dalhousie University, Канада

24-Томас Уайт, PhD, Oxford Centre for Animal Ethics, Великобритания

25-Хал Уайтхэд, PhD, Dalhousie University, Канада